Китай во внешней политике России. Грачиков Е.Н.

Отношения России и Китая всегда несут в себе некую форму межцивилизационного общения. Россия представляет европейскую православную цивилизацию, Китай – конфуцианскую Восточной Азии. На протяжении более ста сорока лет обе державы имели общую историческую судьбу, они входили в единую монгольскую империю – Золотую Орду, хотя не имели между собой каких-либо прямых контактов. В 50-е годы 20 столетия отношения между СССР и КНР носили братский, союзнический характер. В 21 веке взаимоотношения между нашими странами стали стратегическими, а в рамках Шанхайской организации сотрудничества, БРИКС и «группы 20» приобрели глобальный характер. В современной мировой геополитике Китай и Россия являются естественными союзниками.

Соприкосновение пространств двух держав в 17 веке и установление общей границы вывели отношения двух империй – Российскую и Цинскую на межгосударственный уровень. Они всегда были формализованными. На протяжении всей истории двусторонних отношений было подписано несколько всеобъемлющих договоров, которые регулировали и определяли статус этих отношений. Особенностью положения России было то обстоятельство, что на протяжении почти всей истории взаимных контактов Россия имела сильные позиции (экономические, военные, научные), а Китай – слабые, положение полуколониальной державы или, как отмечается в китайской историографии, период «ста лет унижений» (1840-1949 гг.). Даже в 21 веке, намного обогнав Россию и став второй экономикой мира, в военной-технической сфере, космических и ядерных технологиях, в производстве вертолетов, самолетов, авиадвигателей, не говоря уже о углеводородных ресурсах, Китай, все еще нуждается в российском содействии. По основным макроэкономическим показателям Китай по-прежнему остается развивающейся «региональной страной, становящейся глобальной державой».

Для России Китай – это древняя конфуцианская цивилизация Восточной Азии со своими вековыми традициями, длительной историей, большим населением и отличным от европейского взглядом на мир. В глазах части политической элиты и многих рядовых граждан России Китай всегда был «спящим тигром», которого не стоит трогать. С 1840 г., начало первой «опиумной» войны Англии против цинского правительства, Китай становится центром борьбы великих держав за сферы влияния. Россия не стала исключением и была вынуждена активно включиться в эту геополитическую игру, поскольку она проходила в приграничном нам пространстве. Строительство китайско-восточной железной дороги в трех провинциях северо-востока Китая, военно-морской базы российского флота Порт-Артура, ввод русских войск (в составе восьми союзнических армий) в Пекин в 1900 г., русско-японская война 1904-1905 гг., по иронии судьбы проходившая на китайской территории, стали вехами этой борьбы. В 20 веке, со времени первого съезда Компартии Китая в 1921 г. (проведен при содействии Коминтерна) и Гоминьдана в 1924 г. (политика Сунь Ятсена на союз с СССР), Китай становится важным направлением внешней политики Советского Союза, особенно в противодействии геополитическим планам Японии по захвату Китая и дальневосточной части СССР. После образования в 1949 г. Китайская Народная Республика – неотъемлемая часть социалистического лагеря, мирового коммунистического движения, военно-политический и идеологический союзник СССР (который оказал огромную помощь в создание китайской науки, промышленности, армии и флота). Две державы были вместе во время корейской войны (1950-1953 гг.), карибского кризиса (1961 г.) и вьетнамской войны (1965-1975 гг.). В 21 веке Россия рассматривает Китай не только как союзника, но и надежный тыл, внешнеполитический и экономический ресурс в противостоянии гегемонии США и строительстве нового международного порядка.

Россия, вернее в большей мере южная часть Сибири, для Китая издревле представляла север континента не пригодный для проживания и освоения, откуда постоянно исходила внешняя угроза, поэтому геостратегия древнего Китая была обращена на север. В сознании китайцев Россия всегда ассоциировалась с сильной и агрессивной европейской державой, которая на протяжении трех столетий смогла значительно увеличить свою территорию и в следствие «неравноправных» договоров присоедить 1,5 млн. кв. км. «китайской» территории. Вся история российско-китайских отношений до 1917 г. рассматривается китайскими учеными как «агрессивная политика царской России». С 1949 г. по конец 50-х г. Китай проводит стратегию «держаться одной стороны», что означало стратегический союз с СССР. Затем после идеологических расхождений между КПСС и КПК, пограничного конфликта на о. Даманский, ввода ограниченного контингента советских войск в Монголию, Афганистан, использования военно-морской базы Камрань во Вьетнаме, Китай пришел к выводу о том, что СССР представляет реальную военную угрозу для КНР и пытается окружить Китай своими военными базами. Происходит постепенная изменение стратегий: с конца 50-х г. и до конца 60-х г. – это была стратегия борьбы на два фронта – «против империализма и против ревизионизма», т.е. против США и СССР. В 1971 – 1978 гг. КНР придерживается «стратегии одной стороны, одной линии» или «одного фронта» — начинает форматировать стратегические отношения с США (главным образом против СССР). В 1978 – 1988 гг. проводит дипломатию «мира и развития». Установление двусторонних отношений между Российской Федерацией и Китаем приходится на этап международной изоляции Китая (1989–1994), вызванный жестким подавлением студенческих выступлений на площади Тяньаньмэнь 4 июня 1989 года. Запад вводит эмбарго на поставку в Китай вооружений и технологий двойного назначения, который действует до сегодняшнего дня. Россия не присоединяется к санкциям Запада против Китая и с 1992 г. начинает экспорт в КНР истребителей СУ-27, а затем и другой современной военной техники. Подписание в апреле 1996 года совместной российско-китайская декларации, закрепившей статус двусторонних отношений, как «равноправного доверительною партнерства» (направленного на стратегическое взаимодействие в ХXI веке) положило начало новой китайской дипломатии «партнерских отношений», которую он затем широко распространил на отношения с другими странами. В 21 веке Россия для Китая – это мощная европейская держава, естественный союзник Китая, тыл его глобальной геополитики, который, однако, не является одним из центров мировой политики (к которым причисляются США, КНР и, в экономическом плане, ЕС). Этапы генезиса дипломатических стратегий и внешней политики Китая в отношении России, а также восприятие правящей элитой Китая внешней политики России хорошо показаны в таблице 1. Китайский ученый Гао Фэй, подготовивший этот анализ, коротко, но ёмко описывает всю историю взаимоотношений КНР и СССР/России: союз (50-е г. 20 в.), полемика (60-е г.), противостояние (70-е г.), на пути к нормализации (80-е г.), дружественная держава/принципиальный партнер (90-е г.), отношения стратегического партнерства в 21 веке.

I. Российско-китайские отношения

Основы добрососедских отношений, после многих лет конфронтации, стали формироваться в начале 1980-х г., когда практически по всем направлениям ожили советско-китайские контакты и в них наметилось движение к нормализации. Оно носило встречный, постепенный характер — от посылки взаимных сигналов к «малым» и все более весомым шагам. Кульминацией этого периода стал саммит М.С. Горбачев – Дэн Сяопин в Пекине в мае 1989 года. В связи с ним появились две основополагающие формулы: «закрыть прошлое и открыть будущие», «не военно-политический союз, но и не конфронтация», которые задали контур нового типа отношений . Что касается «прошлого», формула Дэн Сяопина подразумевала своего рода позитивный консенсус – каждый может расценивать события прошлого по-своему, дискуссии не исключаются, но все это не должно переноситься на большую политику. Во второй части формулировки, по-китайски – «кайпи вэйлай», использован необычный для такого сочетания глагол «кайпи». Он означает движение, действие – «торить дорогу», «прокладывать путь». Иными словами, смысл выражения в том, что обе стороны, не оборачиваясь то и дело назад, должны идти вперед, целенаправленными совместными усилиями созидать «будущее». В середине этого периода, в 1987 году, Россия и Китай в третий раз, начиная с 1964 года, приступили к переговорам по пограничным вопросам. Основные принципы двусторонних отношений Российской Федерации с Китайской Народной Республики были заложены в двух советско-китайских коммюнике 1989 и 1991 годов, а также декларацией об основах взаимоотношений, подписанной Президентом России Б.Н. Ельциным и Председателем КНР Ян Шанькунем в декабре 1992 г. В соответствии с этой декларацией обе страны согласились рассматривать друг друга как дружественные государства и обязались развивать отношения добрососедства, дружбы, взаимовыгодного сотрудничества в соответствии с Уставом ООН, исходя из принципов взаимного уважения суверенитета и территориальной целостности, ненападения, невмешательства во внутренние дела друг друга, равенства и взаимной выгоды, мирного сосуществования и других общепризнанных норм международного права .

Торгово-экономическое сотрудничество

Договорно-правовая база двустороннего экономического сотрудничества была заложена Соглашением между правительством РФ и правительством КНР о торгово-экономических отношениях от 5 марта 1992 года. В соответствии с этим документом правительства России и Китая ежегодно подписывали протокол о торгово-экономическом сотрудничестве на следующий год. С 1992 по 1999 год было подписано не менее ста межправительственных и межведомственных документов, которые регулировали различные аспекты экономического взаимодействия двух стран. В XXI веке торгово-экономические отношения двух стран регулируются общемировыми правовыми нормами Всемирной торговой организации. В последние годы в двусторонних торгово-экономических связях наблюдается подъем, который выражается в высоких темпах роста товарооборота, расширении инвестиционного сотрудничества, активизации межрегиональных и приграничных связей, заметным усилении интереса российских и китайских деловых кругов к взаимному сотрудничеству. С 2010 г. Китай для России – торговый партнер номер один. В 2014 г. российско-китайский товарооборот увеличился на 6,8% до 95 284,98 млн. долл. Товарооборот России с США в 2014 г. вырос на 5,6% по сравнению с 2013 г., достигнув 29,2 млрд долл. По объемам внешней торговли с Китаем в 2014 г. Россию опередили: США (555,12 млрд. долл., +6,6%), Гонконг (376,09 млрд. долл., -6,2%), Япония (312,44 млрд. долл., 0,0%), Р. Корея (290,48 млрд. долл.,+5,9%), Тайвань (198,31 млрд. долл., +0,6%), Германия (177,75 млрд. долл., +10,1%), Австралия (136,90 млрд. долл.,+0,3%), Малайзия (102,02 млрд. долл.,-3,8%). В 2014 году Россия в рейтинге 20 основных торговых партнеров Китая заняла 9 место, доля РФ во внешнеторговом обороте Китая составила 2,14 %. Товарооборот России с КНР составил около более 93 млрд. долл.: экспорт в КНР – 41 607,41 млн. долл.(+4,9%), импорт из КНР – 53 677,57 млн. долл. (+8,2%). Более половины российского экспорта (67,89%) приходится на поставки «минерального топлива, нефти и нефтепродуктов». Китайские компании CNPC и Sinopec наладили сотрудничество с российской «Роснефтью». С 2011 года «Роснефть» продаёт китайской CNPC 15 млн. т. нефти в год по отводу Сковородино–Мохэ (общий объём поставок до 2030 года составит 300 млн. т.). В марте 2013 года компании договорились о продаже ещё 365 млн. т. в течение 30 лет (сумма сделки составит 270 млрд. долларов). С учётом же меморандума от 23 октября 2013 года российская компания обязуется поставить в Китай 720 млн. т. нефти до 2037 года. Уже в 2012 году поставки в КНР составляли 22,5% всего экспорта «Роснефти». Причём, по прогнозам экспертов, они будут только расти, и в скором будущем достигнут отметки в 35%. Во время визита премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна в октябре 2014 г. было подписано соглашение о сотрудничестве в сфере поставок российского природного газа в Китай по восточному маршруту. Заключение соглашения — условие вступления в силу долгосрочного контракта на поставки российского газа в КНР, подписанного 21 мая 2014 года между ОАО Газпром и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC). Поставки будут осуществляться по газопроводу «Сила Сибири», строительство которого стартовало в сентябре 2014 г., ежегодный объем поставок составит 38 миллиардов кубометров на общую сумму в 400 миллиардов долларов. Это соглашение будет действовать в течение 40 лет, по истечении этого срока его действие автоматически продлевается на последующие пятилетние периоды, «если ни одна из сторон письменно не уведомит другую сторону о своем намерении прекратить его действие» . На второй позиции в российском экспорте в Китай находятся поставки «цветных металлов» (7,42%), прежде всего меди и алюминия, на третьем месте — поставки «древесины и изделий из нее» (7,08%). Четвертую позицию занимают поставки руд, прежде всего, железных и медных (2,87%). Особой статьей российско-китайской торговли являются взаимные поставки продукции черной металлургии. В 2013 году российские поставки черных металлов выросли на 71,9% и составили около 239,4 тысячи тонн. Импорт черных металлов из Китая сократился на 14,4 % до 650,3 тысячи тонн, при этом на 29,3% до 899,8 тысячи тонн увеличились объемы импорта изделий из черных металлов .

Военно-техническое сотрудничество

Военно-техническое сотрудничество между Россией и Китаем основывается на положениях межправительственного Соглашения о военно-техническом сотрудничестве от 24 ноября 1992 года и Меморандуме о понимании между правительствами России и КНР о военно-техническом сотрудничестве, который был подписан 18 декабря 1992 года. В соответствии с соглашением была образована российско-китайская комиссия по военно-техническому сотрудничеству, которая собирается один раз в год поочередно в Москве и Пекине. Важный шаг по пути развития двусторонних военных отношений России и Китая был сделан 11 ноября 1993 года, когда было подписано Соглашение о военном сотрудничестве между министерствами обороны двух стран. С КНР военно-техническое сотрудничество наиболее плодотворно развивалось с 1992 года по 2004 год. Россией было поставлено Китаю большое количество боевой техники и вооружения. В их числе более ста боевых самолетов и вертолетов различных типов, в т. ч. истребители СУ-27 производства авиационного завода в Комсомольске-на-Амуре, а также их модификация СУ-30МКК, которые составили костяк современного парка боевых машин военно-воздушных сил Китая. Россия передала Китаю лицензии на производство СУ-27. Российские специалисты участвовали в проектах китайских истребителей J-10, JF-17, учебного самолета L-15. Благодаря полученной из России конструкторской документации на истребитель Су-27СК, в городе Шеньяне в провинции Ляонин с 1998 года организовано лицензионное производство Су-27СК под обозначением F/J-11. Эта документация в сочетании с полученным с Украины опытным экземпляром самолета Т-10К (Су-33) облегчила КНР создание палубного истребителя J-15 для авианосца «Ляонин» (бывший «Варяг»), введенного в строй 25 сентября 2012 г.. В Китай поставлялись также системы и комплексы противовоздушной обороны малой и средней дальности типа «Тор», «Бук», «Тунгуска». В 2010 г. Россия выполнила контракт на поставку 15 дивизионов зенитных ракетных систем С-300, которые прикрывают небо над стратегическими объектами Китая, в том числе г. Пекин. Китай, переживающий научно-техническую революцию, вызванную бурным освоением западных и российских технологий, в целом в состоянии самостоятельно справиться с оснащением Народно-освободительной армии Китая (НОАК) современным вооружением и техникой. Однако полностью Китай не отказывается от импорта вооружений из России. В 2009 году объем поставок вооружений и военной техники в КНР составлял 9% российского экспорта вооружений, в 2012 г. – 12%. В начале 2011 года «Рособоронэкспорт» заключил с минобороны Китая контракт на поставку 150 авиадвигателей АЛ-31Ф (они используются для замены выработавших ресурс двигателей для истребителей Су-27 и Су-30, а также их китайских копий J-11 и J-16). Затем летом 2011 года был контракт на поставку 123 двигателей АЛ-31ФН (используется на истребителе J-10, разработанном в КНР с помощью Израиля и России). В начале 2012 года «Рособоронэкспорт» заключил с минобороны Китая контракт на поставку 140 авиадвигателей АЛ-31Ф, осенью 2011 г. – на поставку 184 двигателей Д-30 КП-2, которые нужны китайцам для замены моторов транспортных самолетов Ил-76 и производства бомбардировщика H-6. Россия соглашается на кооперацию, совместную разработку, передачу технологий, что позволяет наращивать объемы сотрудничества. КНР интересуется технологиями и самой новой техникой – той, которая только начинает поступать на вооружение в России . В марте 2013 года Россия и Китай подписали рамочное соглашение о поставке 24 самолетов Су-35 и четырех подводных лодок класса «Лада». По оценкам китайской стороны, в будущем КНР и Россия могут расширить взаимодействие в области поставок вооружения, в частности, речь может идти о закупке Китаем российских зенитных установок С-400, тяжелых двигателей 117С, транспортного самолета Ил-76 и самолета-заправщика Ил-78. Военное сотрудничество между Китаем и РФ развивается по многим направлениям, включая подготовку китайских военных специалистов: в российских вузах обучаются военнослужащие Китая, в учебных центрах проходят обучение экипажи подводных лодок и надводных кораблей, а также летчики и расчеты противовоздушной обороны. Расширяется обмен военными делегациями, взаимными визитами боевых кораблей. Российский МАКС-2013 оказался первым зарубежным авиасалоном, на котором китайская пилотажная группа на многоцелевых истребителях J10, оснащенных российскими двигателями АЛ-31ФН провела демонстрационные полеты. Между Россией и Китаем установлен механизм по вопросам стратегической безопасности, который стал важным каналом координации российско-китайского взаимодействия в этой сфере. 15 августа 2013 года в Москве член Госсовета КНР Ян Цзечи и секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев провели девятый раунд консультаций по вопросам стратегической безопасности. Свидетельством укрепляющихся связей по военной линии являются проводимые на регулярной основе совместные учения. В 2013 году прошли два совместных российско-китайских военных учения: «Морское взаимодействие 2013″ в акватории залива Петра Великого в Японском море (5-12 июля) и антитеррористическое учение «Мирная миссия 2013″ на территории Чебаркульского полигона в России (27 июля — 15 августа).

Гуманитарные связи

Сотрудничество в гуманитарной сфере – важная составляющая российско-китайских отношений партнерства и стратегического взаимодействия. Основным движущим механизмом сотрудничества между Россией и Китаем в области образования, культуры, здравоохранения и спорта является Российско-Китайская Комиссия по гуманитарному сотрудничеству (в ее составе 5 подкомиссий и 3 рабочие группы). Важную роль в развитии российско-китайских культурных связей играет деятельность двусторонних подкомиссий по сотрудничеству в области культуры и кинематографии. Договорно-правовую базу развития культурных связей с Китаем составляют межправительственное Соглашение о культурном сотрудничестве, подписанное 18 декабря 1992 г., межправительственные планы культурного сотрудничества, а также рабочие планы по сотрудничеству между отдельными ведомствами двух стран, рассчитанные на ближайшие несколько лет. Взаимодействие носит комплексный характер и происходит на всех уровнях: межгосударственном, межведомственном, межрегиональном, на коммерческой и некоммерческой основах. Если говорить, например, о связях в области здравоохранения, то здесь расширяются обмены специалистами, развиваются прямые связи между медицинскими учреждениями, установлены контакты на межрегиональном и приграничном уровнях, студенты-медики выезжают на стажировки и обучение. К числу достижений в области образования следует отнести организацию Центров китайского языка в Москве, Санкт-Петербурге и Владивостоке и русского языка в Пекине, Шанхае и Харбине. Реализуются практические мероприятия по созданию совместных аспирантур, открытию филиалов высших учебных заведений, а также организации российско-китайских вузов. На регулярной основе осуществляются обмены группами школьников. С февраля 2000 г. действует соглашение о безвизовых групповых туристических поездках между нашими странами, а с 1 января 2013 г. в Пекине и Шанхае введен безвизовый режим для российских транзитных туристов (на 72 часа). Ежегодно двусторонний туристический поток составляет свыше 3 миллионов человек. Китайские туристы могут посетить в России практически все крупнейшие города. Маршрутная сеть соединяет 12 городов России и 10 населенных пунктов Китая по 32 направлениям. В 2015 г. планируется запустить авиасообщение между Сочи и другими городами Китая.

Пограничные вопросы

Сорок лет переговоров по границе (с 1964 г.) между Россией и Китаем завершились подписанием трёх отдельных взаимосвязанных соглашений, в целом покрывающих всю длину российско-китайской границы. В 1991 году – по Восточной части еще советско-китайской границы (от Монголии до КНДР). Оно получилось с изъятием для места слияния Амура и Уссури. За рамками договоренностей оказался также район небольшого заболоченного острова Большой в верховьях Аргуни. В 1994 году – по беспроблемной Западной части уже российско-китайской границы (от Монголии до Казахстана). В 2004 году было подписано Дополнительное соглашение по оставленным в 1991 году двум районам, составлявшим менее 2% от общей протяженности границы. Применительно к судоходным Амуру и Уссури были на научной базе совместно выработаны критерии для определения главного фарватера и положения его середины (технически она отличается от линии судового хода). Отсюда естественным порядком получилось распределение островов. На несудоходной Аргуни оно велось от середины реки. То есть какого-то переговорного торга о принадлежности тех или иных территорий не было. В результате демаркации на трех реках из 2444 островов и отмелей 1163 отошли к России (886 км²) и 1281 – к Китаю (851 км²). В строго юридическом смысле в сравнении с Пекинским договором 1860 года, предписывавшим отмеривать земли России и Китая от коренных берегов Амура и Уссури за счет речных акваторий и островов, которые по тому договору были ничейными, обе стороны не только ничего не «уступили» и не «потеряли», а, наоборот, каждая получила приращение своих законных владений . Российско-китайская граница воспринимается сейчас не столько разделяющей линией, сколько и главным образом мирной полосой добрососедства, связующей два государства. На взлете находится разнообразное приграничное сотрудничество. Безукоризненно выполняются меры доверия в военной области в районе границы. Беспрецедентное наводнение на Амуре 2013 года не вызвало каких-либо инцидентов в охране границы. Разрушительное стихийное бедствие показало, что пограничные реки — это общее достояние и общие проблемы . Развивается приграничная транспортная инфраструктура. В конце февраля 2014 года начато возведение крупного железнодорожного перехода через Амур в районе Нижнеленинское — Тунцзян, первого сооружения такого масштаба на российско-китайских пограничных реках. Переброшены автомобильные мосты на российскую и китайскую части островов в месте слияния Амура и Уссури. При строительстве учитываются проблемы сохранения уникальной природы, в том числе совместная защита от ударов водной стихии. Полное урегулирование пограничных вопросов между Россией и Китаем принесло зримый мультипликативный эффект. Российско-китайские договоры по границе во многом помогли урегулировать пограничные проблемы между среднеазиатскими государствами и Китаем. Без этих соглашений не появились бы на свет два принципиальных документа — соглашения 1996 и 1997 годов о мерах доверия и военной разрядке в районе границы с Китаем, заложившие основы того фундамента, на котором была создана в 2001 г. Шанхайская организация сотрудничества (Казахстан, Кыргызстан, КНР, Россия, Таджикистан, Узбекистан).

II. Международное сотрудничество

Среди всех областей партнерства одним из наиболее эффективных является сотрудничество в международной сфере, в нем отражаются интересы народов двух стран, их желание жить в мире, безопасности, развивать общество и экономику, повышать уровень благосостояния, сохранять суверенитет и не попадать под давление других стран. В 21 веке Китай и Россия вместе выступают за создание новой архитектуры международных отношений и механизмов поддержания мира и обеспечения безопасности. Нормативно-правовой базой российско-китайских связей стало подписание 16 июля 2001 года в Москве президентом РФ и председателем КНР Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, который охватывает все основные сферы и направления двустороннего сотрудничества и заключен на 20 лет с возможностью автоматического продления на следующие пятилетние периоды. В соответствии с Договором Россия и Китай обязались на долгосрочной основе развивать равноправное партнерство и стратегическое взаимодействие, в том числе и в военной сфере. В случае возникновения угрозы миру или угрозы агрессии Москва и Пекин незамедлительно вступают в контакт и проводят консультации в целях устранения возникшей угрозы. Договор также предусматривает совместные усилия сторон по поддержанию глобального стратегического баланса и координацию действий на международной арене в предотвращении и урегулировании конфликтов. Место Китая в государственной стратегии России В утвержденной 18 февраля 2013 года Президентом России В.В. Путиным Концепции внешней политики Российской Федерации говорится, что Россия будет продолжать наращивать всеобъемлющее равноправное доверительное партнерство и стратегическое взаимодействие с Китаем, активно развивать сотрудничество во всех областях. Совпадение принципиальных подходов двух стран к ключевым вопросам мировой политики рассматривается Россией в качестве одной из базовых составляющих региональной и глобальной стабильности. На этой основе Россия будет развивать внешнеполитическое взаимодействие с Китаем на различных направлениях, включая поиск ответов на новые вызовы и угрозы, решение острых региональных и глобальных проблем, сотрудничество в Совете Безопасности ООН, «Группе двадцати», БРИКС, Восточноазиатском саммите, ШОС и других многосторонних объединениях. Новая Военная доктрина Российской Федерации, утвержденная 26 декабря 2014 г., выделяет три вида международного сотрудничества, которое планируется развивать для сдерживания и предотвращения военных конфликтов в мире. Прежде всего это двусторонние отношения между государствами. Отдельно выделены страны БРИКС, но по смыслу понятно, что речь идет именно о двустороннем сотрудничестве с каждой из них. Крупнейшей страной этой группы безусловно является Китай. При этом нужно отметить, что внешнеполитические процессы, в которые вовлечена сегодняшняя Россия, рассматриваются китайским руководством именно с точки зрения тех угроз (прямых и косвенных), которые они могут нести для Китая, и тех выгод, которые Китай из них может извлечь. Этот подход — чисто прагматический, ситуационный, и каждый раз решение принимается не исходя из каких-либо идеологических постулатов, а на основе анализа всех «за» и «против» конкретного процесса. Например, отношение к провозглашению независимости Абхазии и Южной Осетии вырабатывалось в первую очередь с учетом внутренних проблем КНР — прежде всего, угрозы сепаратизма в Тибете и в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. А оценка ситуации на Украине была дана в том числе с учетом наличия у Китая «тайваньской проблемы» — по сути, собственного Крыма «с китайской спецификой». Из этого вытекает вывод о том, что нельзя автоматически рассчитывать на поддержку Китая только на том основании, что еще с 1996 года обе страны установили отношения стратегического партнерства. На мировой арене Китай ведет себя очень осторожно, стараясь не брать никаких союзнических обязательств и оставляя за собой максимально возможную свободу действий. При прогнозировании реакции Китая на то или иное событие в мире надо всегда стараться смотреть на него «с китайской точки зрения» и его национальных интересов. Именно поэтому такие аспекты сотрудничества как поставки Китаю российской военной техники и вооружения — безусловно будут продолжаться. Будут продолжаться и совместные военные учения, а также отработка антитеррористических и спасательных операций. При этом существенного расширения их масштабов вряд ли стоит ожидать. По сути, Россия и Китай уже выработали некий алгоритм сотрудничества в военной области. Другой вид взаимодействия — на уровне международных организаций, куда входит Россия. На азиатском направлении это в первую очередь безусловно Шанхайская организация сотрудничества (она тоже отдельно упомянута в тексте военной доктрины). ШОС не является военным блоком, хотя на ее форумах и обсуждаются некоторые вопросы, связанные с обороной и безопасностью входящих в нее стран. По сути, это дискуссионная площадка, позволяющая в многостороннем формате обсуждать вопросы бесконфликтного развития региона Центральной Азии и прилегающих к нему стран. Наличие такого форума — безусловный плюс, позволяющий на ранней стадии предотвращать столкновения интересов тех или иных государств. А еще это попытка показать глобальным игрокам, что самим существованием ШОС его участники говорят: это наш регион, и мы здесь сами решаем свои дела. Поэтому понятно стремление России развивать сотрудничество в рамках ШОС. Тем не менее ШОС так и не стал азиатским противовесом НАТО. Даже на саммитах его участники зачастую предпочитают двусторонние обсуждения многосторонним. Поэтому поле для развития того сотрудничества в рамках ШОС, о котором говорится в военной доктрине, весьма ограничено. К этому можно добавить существующее недоверие между отдельными членами ШОС и наличие определенных разночтений в понимании миссии этой организации. Китайцы, например, с самого начала создания этой организации заявляли, что она должна противостоять «трем силам» — терроризму, сепаратизму и экстремизму. Если с терроризмом и экстремизмом (особенно исламским — на данном этапе) все ясно, то сепаратизм — это та проблема, понимание которой у России и Китая применительно к конкретным ситуациям (например, к вопросу о признании независимости Абхазии, Южной Осетии) в значительной степени различается. Именно поэтому сегодняшняя активность России по линии ШОС по многим позициям неизбежно будет сведена к двусторонним договоренностям с конкретными странами, причем, набор решаемых таким образом проблем будет довольно ограниченным. А это значительно уменьшает потенциал ШОС для реализации целей и задач, провозглашенных в военной доктрине. Высокий конфликтный потенциал, изменяющийся баланс сил в мире требует создания новых и развития уже существующих многосторонних механизмов безопасности. В стабильном и бесконфликтном развитии заинтересованы все страны. Россия и Китай считают, что в области региональной безопасности принципиальное значение имеет создание на базе комплексного учета интересов всех участников открытого и ненаправленного против других стран механизма сотрудничества в области безопасности. РФ и КНР выступают за налаживание горизонтальных связей между региональными интеграционными объединениями, формирование между ними климата взаимного доверия и сотрудничества . Пекин в последние годы активен в продвижении новых инициатив в области безопасности. Его главной целью является обеспечение безопасности и стабильности по всему периметру своих границ, а также создание благоприятных внешних условий для социально-экономического развития страны. Важно отметить, что КНР не только интегрируется в существующие международные организации в области безопасности, но и, конвертируя свою экономическую мощь в политическое влияние, претендует на участие в выработке новых «правил игры» в регионе. Президент Российской Федерации Д.А. Медведев и Председатель КНР Ху Цзиньтао в сентябре 2010 года в Пекине выдвинули совместную инициативу об укреплении безопасности и сотрудничества в АТР, суть которой — подтверждение всеми странами региона приверженности принципу равной и неделимой безопасности, отказ от попыток укрепления собственной безопасности за счет безопасности других и недопущение действий, которые вели бы к возникновению в регионе новых разделительных линий . Этой инициативой стратегические партнеры выразили свою поддержку идее координации существующих в АТР разнообразных двусторонних и многосторонних и механизмов безопасности, и в перспективе превращение их в единую сеть региональной архитектуры, построенной на основе принципов равноправия, прозрачности и взаимного доверия. Участвуя в проведении Восточноазиатского саммита (ВАС), Россия выступила в поддержку использования ВАС в качестве одного из элементов новой архитектуры, ведь этот форум объединяет все ключевые государства АТР. Так, выступая на саммите (о. Бали) в ноябре 2011 года, глава МИД России Сергей Лавров заявил о том, что «стратегический диалог в рамках ВАС необходимо сосредоточить на вопросах совершенствования архитектуры безопасности и сотрудничества в регионе. Восточноазиатскому саммиту по силам развить эти принципы в целостную концепцию инклюзивной безопасности для Восточной Азии, и Россия готова принять активное участие в этих усилиях» . Россия предложила запустить в рамках ВАС дискуссию по принципиальным вопросам обеспечения безопасности в регионе, с тем, чтобы он стал «зонтичной» структурой для обсуждения на высшем уровне региональной повестки дня и элементом «сетевой дипломатии» в АТР. В ходе государственного визита в Пекин в июне 2012 г. Президент РФ В. Путин вновь высказался в пользу создания «открытой и равноправной архитектуры международной безопасности и сотрудничества» в регионе .

Глобальное взаимодействие

Россия и Китай полагают, что формирование нового международного порядка проходит неравномерно и противоречиво. Процессы становления многополюсного мироустройства и экономической глобализации, являющиеся важными тенденциями современного этапа развития человечества, резко усилили взаимозависимость государств. Решение стоящих перед человечеством задач возможно только в условиях справедливого и рационального миропорядка, базирующегося на общепризнанных принципах и нормах международного права. Все страны мира, по мнению наших стран, должны строго соблюдать принципы взаимного уважения суверенитета и территориальной целостности, взаимного ненападения, невмешательства во внутренние дела друг друга, равенства и взаимной выгоды, мирного сосуществования. Международное сообщество должно выработать универсальный взаимоприемлемый торгово-экономический режим. Путь к этому – равноправные переговоры, отказ от давления и санкций для достижения односторонних экономических уступок, задействование механизмов глобальных и региональных многосторонних организаций . Главным механизмом решения глобальных проблем безопасности является Организация Объединенных Наций. Интересна эволюция позиции Китая в ООН по проблемам безопасности. С момента восстановления в 1971 г. своих прав в Совете безопасности ООН Китай проводит (до 1979 г.) свою традиционную политику антигегемонизма и самоопределения наций, поддерживает Движение неприсоединения. Подходы Китая и США были одинаковыми 91 раз из 195 (по результатам голосования) или 46 %. С 1981 г. по 1989 г. продолжается сближение позиций КНР и США по многим международным проблемам. «Одинаковость» при голосовании в Совете безопасности ООН возрастает до 73 % (153 из 209 голосований). Китай полностью отказывается от использования трибуны ООН для полемики и осуждения сверхдержав. Приоритетом становится установление тесных отношений с великими державами, структурами ООН и такими международными институтами как Международный валютный фонд и Всемирная торговая организация. С 1990 по 1999 год голосование в ООН показало, что совпадение позиций КНР и США возросло до 92.1 % (591 из 642). За весь период с 2000 г. по 2009 г. в Совете безопасности ООН было проведено 636 голосований. «Схожесть» голосования США и КНР достигла 95.3 %. Это, тем не менее, меньше чем процент одинакового голосования России и Китая – 98.4 % . Можно констатировать, что к концу первого десятилетия 21 века позиции пяти постоянных членов Совета безопасности мало чем отличались друг от друга. Фактически они в подавляющем большинстве случаев демонстрировали консолидированную позицию великих держав по проблемам глобальной безопасности. В этих обстоятельствах говорить о том, что позиции России и КНР были ближе, чем позиции США и КНР не приходится. Голосование по Сирии, когда Россия и Китай совместно применили право «вето», проголосовав против, говорит об очень редком случае. Здесь, однако, необходимо уточнить, что голосование в Совбезе ООН касается вопросов глобальной безопасности и не может полностью характеризовать внешнюю политику России и Китая. Позиция КНР действительно совпадает с позицией России по многим актуальным мировым проблемам и кардинально расходится с подходами США к этим же проблемам. *** Отношения партнерства и стратегического взаимодействия РФ и КНР в качестве формы международного взаимодействия можно понимать как отношения временного сближения, альянса на базе сходства взглядов, критериев, понятий, возможно – некоторых целей, необязательно общих. Такие отношения дают возможность получить поддержку партнера в определенных вопросах, действиях, которые принесут выгоду тому из партнеров, кто более активен, следует стратегически просчитанной линии . Каждая сторона имеет свои подходы к развитию партнерства. В основе подхода КНР к разработке стратегии партнерства лежит цивилизационный опыт и традиции, огромная подготовительная работа институтов по изучению страны-партнера, ее достижений и проблем. У России не сформировалось четкой стратегии в партнерстве, и лишь итоги первого его десятилетия, закрепившего за Россией статус главным образом поставщика сырья для КНР, заставили вести мониторинг эффективности партнерства, составлять более тщательно просчитанные планы сотрудничества. Постсоветская Россия и современный Китай союзниками не являются и никогда ими не были. Это официальная позиция китайского руководства («отношения между Китаем и Россией не являются отношениями военного союза и не направлены против третьих стран») и это фактическое положение вещей. То, что РФ и КНР одинаково голосуют в Совбезе ООН, как это было показано, определяется совпадением позиций, и не только с Россией, но и с другими постоянными членами Совбеза ООН. По некоторым принципиальным вопросам позиции Москвы и Пекина все-же расходятся. Самый яркий пример – последствия августовской войны 2008 года на Кавказе. Пекин не признал независимость Абхазии и Южной Осетии. Осторожную позицию Китай занимает и в отношении ситуации в Украине. Вместе с тем, Китай не присоединился к западным санкциям против России, однозначно и демонстративно предложил оказать любую необходимую помощь нашей стране. В этой сложной международных обстановке Китай подписал крупнейший контракт на покупку российского газа, что фактически означало геополитическую поддержку России в плане ухода от зависимости в поставках углеводородов на Запад. Председатель КНР Си Цзиньпин был гостем В.В. Путина на зимних Олимпийских играх в феврале 2014 г. и принял участие в мае 2015 г. в торжествах по случаю 70-летия разгрома фашизма и окончания II мировой войны. «Отношения между Россией и Китаем достигли беспрецедентно высокого уровня, стали примером гармоничного сосуществования великих держав, играющих важнейшую стабилизирующую роль в современном миропорядке, содействующих укреплению мира и безопасности в регионе и мире в целом. Дальнейшее развитие российско-китайских отношений отвечает коренным интересам обеих стран и их народов» . Россия и Китай рассматривают дальнейшее углубление двусторонних связей как приоритетное направление своей внешней политики. Новым проявлением особой доверительности двусторонних отношений стало создание механизма обменов и сотрудничества между Администрацией Президента Российской Федерации и Аппаратом Центрального Комитета Коммунистической партии Китая, а также Центральной Комиссией Коммунистической партии Китая по проверке дисциплины/Министерством контроля КНР. Россия и Китай: основные события 1991 – 2015 гг. • 1992, 31 января, встреча президента РФ Б.Н. Ельцина и Премьера Госсовета КНР Ли Пэна в Нью-Йорке (в период работы Совета Безопасности ООН). • 1992, март, рамочное соглашение о торгово-экономических отношениях (подписано в ходе визита в КНР министра внешнеэкономических связей РФ П.О. Авена). • 1992, передача КНР первой партии советских истребителей СУ-27СК (20 шт.) и СУ-27УБК (6 шт.). • 1992, декабрь, визит президента РФ Б.Н. Ельцина в Пекин. Подписание «Декларации об основах взаимоотношений». • 1994 г. — Протокол о плавании судов из реки Амура в реку Уссури и обратно мимо Хабаровска. • 1994 г. — Соглашение о режиме российско-китайской государственной границы. • 1996, 26 апреля, — Соглашения между Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой, Российской Федерацией, Республикой Таджикистан и Китайской Народной Республикой об укреплении доверия в военной области в районе границы. • 1997 г. — Соглашение о руководящих принципах совместного хозяйственного использования отдельных островов и прилегающих к ним акваторий на пограничных реках, которые отходили к другой стороне. • 1997, 23 апреля, — Российско-Китайская совместная декларация о многополярном мире и формировании нового международного порядка. • 1997, 24 апреля, — Соглашение между Российской Федерацией, Республикой Казахстан, Киргизской Республикой, Республикой Таджикистан и Китайской Народной Республикой о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы. • 2001, 16 июня, — заключение Российско-китайского Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. • 2001 — создание Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). • 2005 — ратифицирован договор об урегулировании спорных пограничных вопросов между двумя странами. В результате которого Китай получил ряд спорных территорий общей площадью 337 квадратных километров. • 2005 — на саммите ШОС принята декларация с призывом к США определить сроки вывода американских военных баз из бывших советских республик в Центральной Азии. • 2005 и в 2007 гг. – проведение беспрецедентно масштабных военных антитеррористических учений поочередно в Китае и России с участием стран – членов ШОС. • 2006 — Россия и Китай впервые в истории двусторонних отношений провели «Год России в Китае» и в 2007 г. – «Год Китая в России». • 2007 — антитеррористические учения ШОС. • 2009 — Программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и Северо-Востока КНР до 2018 гг. • 2009 — год русского языка в Китае. • 2010 — год китайского языка в России, завершение строительства ответвления на Китай нефтепровода Восточная Сибирь — Тихий океан. • 2012 — год российского туризма в Китае. • 2013 — год китайского туризма в России. • 2013, 22 — 24 марта. — Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин посетил Российскую Федерацию с государственным визитом. • 2013, 22 марта, — Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о взаимовыгодном сотрудничестве и углублении отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия. • 2014, февраль, — Председатель КНР Си Цзиньпин принял участие в торжественной церемонии открытия зимних Олимпийских игр в Сочи. • 2014, октябрь, визит премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна, в Россию, участие в 19-й регулярной встрече глав правительств двух стран. • 2015, май, — Председатель КНР Си Цзиньпин принял участие в торжествах в Москве по случаю празднования Дня Победы над фашизмом и окончания II мировой войны. Документы, подписанные по итогам российско-китайских переговоров 8 мая 2015 г. 1. Меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве в рамках реализации проектов строительства железнодорожной линии Элегест – Кызыл – Курагино и Дальневосточного порта 2. Совместное заявление о совместимости взаимной эксплуатации китайской системы «Бэйдоу» и российской системы «ГЛОНАСС» 3. Соглашение о сотрудничестве между ФГБУ «Редакция «Российской газеты» и Международным радио Китая 4. Соглашение о механизме расширения кредитования российских компаний китайскими банками 5. Соглашение о сотрудничестве между ООО «Полюс Золото» и Китайской государственной золотопромышленной корпорацией 6. Соглашение о предоставлении кредитной линии на сумму 6 миллиардов китайских юаней между Государственным банком развития Китая и ОАО «Сбербанк России» 7. Соглашение о кредитной линии между Внешэкономбанком и Экспортно-импортным банком Китая о сотрудничестве по проекту электролитического марганца 8. Рамочное российско-китайское соглашение о сотрудничестве по проекту передового тяжелого вертолета 9. Соглашение между ОАО «Газпром» и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией об основных условиях поставок газа из России в Китай по «западному маршруту» 10. Меморандум о взаимопонимании между Федеральным космическим агентством (Российская Федерация) и Национальной космической администрацией (Китайская Народная Республика) о сотрудничестве по взаимному обмену данными дистанционного зондирования Земли 11. Меморандум между Министерством транспорта Российской Федерации, Государственным комитетом Китайской Народной Республики по развитию и реформе, Открытым акционерным обществом «Российские железные дороги» о формах сотрудничества, модели финансирования ВСМ Москва – Казань, приоритетного проекта Евразийского высокоскоростного транспортного коридора Москва – Пекин 13. Протокол о внесении изменений в Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством КНР об избежании двойного налогообложения и о предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы от 13 октября 2014 года 14. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности 15. Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о сотрудничестве по сопряжению строительства Евразийского экономического союза и Экономического пояса «Шелковый путь» 16. Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики об углублении всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия и о продвижении взаимовыгодного сотрудничества В ходе официального визита Председателя КНР Си Цзиньпина также подписаны: 17. Соглашение о продвижении российских самолетов «Сухой Суперджет 100» на китайском рынке 18. Соглашение о стратегическом сотрудничестве между ОАО «Газпром» и КННК 19. Рамочное соглашение между Внешэкономбанком и Государственным банком развития Китая о сотрудничестве в совместной поддержке освоения Дальнего Востока 20. Контракт на реализацию проекта «Производство электролитического металлического марганца для изготовления спецсталей на базе руд Усинского месторождения» 21. Соглашение о создании совместного предприятия для реализации проектов в электросетевом комплексе между ОАО «Россети» и ГЭК Китая 22. Соглашение о сотрудничестве между ОАО «РусГидро» и Корпорацией «Три ущелья» 23. Меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве между Администрацией Томской области Российской Федерации и Xinjiang Zhongtai (Group) Co.Ltd Китайской Народной Республики в области лесной промышленности и торговли 24. Соглашение об открытии кредитной линии в двух валютах на общую сумму, эквивалентную 200 миллионам долларов США между ОАО «МТС» и Государственным банком развития Китая 25. Рамочное соглашение о сотрудничестве между АО «Росэлектроника» и Корпорацией ZTE 26. Договор о сотрудничестве между ООО «Юг Энерго» и Экспортно-импортным банком Китая 27. Соглашение о сотрудничестве между ООО «Юг Энерго» и China National Chemical Engineering Company 28. Соглашение о сотрудничестве в области торговли, финансов и инвестиций в приграничных территориях Российской Федерации и Китайской Народной Республики между Правительством Провинции Хэйлунцзян, Российским фондом прямых инвестиций и Российско-китайским инвестиционным фондом 29. Соглашение об открытии кредитной линии на финансирование торговых операций между Китаем и Россией между ОАО Банк ВТБ и Государственным банком развития Китая 30. Соглашение о сотрудничестве ОАО Банк ВТБ и Китайской корпорацией по страхованию экспортных кредитов «Sinosure» 31. Соглашение между ОАО Банк ВТБ и Экспортно-импортным банком Китая об открытии кредитной линии на сумму 3 млрд юаней 32. Протокол о намерениях в научно-техническом сотрудничестве между Объединенной судостроительной корпорацией и Huawei Technologies Co.Ltd

Запись опубликована в рубрике Статьи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.